И снова потянуло на Гумилева - Оставим след в живой истории?!:)

Страх, петля и яма Гумилев Настя купила на ночь глядя кухонную машину, которая, якобы, все делает сама. Теперь она уже битый час разбирается со всякими насадками и прочими приблудами. Удалось порезать дольками кабачки. Но даже я это сделал бы быстрее, учитывая время на сборку и мытье этого бесовского аппарата! Боюсь, ужина сегодня не будет:

Роза Мира и новое религиозное сознание

Толстый, качался он, как в дурмане, зубы блестели из-под хищных усов, на ярко-красном его доломане Струна… и гортанный вопль… и сразу сладостно так заныла кровь моя, так убедительно поверил я рассказу про иные, родные мне, края. Вещие струны — это жилы бычьи, но горькой травой питались быки, гортанный голос — жалобы девичьи Пламя костра, пламя костра, колонны красных стволов и оглушительный гик, ржавые листья топчет гость влюблённый, кружащийся в толпе бенгальский тигр.

Капли крови текут с усов колючих, томно ему, он сыт, он опьянел, ах, здесь слишком много бубнов гремучих, слишком много сладких, пахучих тел. Мне ли видеть его в дыму сигарном, где пробки хлопают, люди кричат, на мокром столе чубуком янтарным злого сердца отстукивающим такт?

Горе! Горе! Страх, петля и яма. Для того, кто на земле родился, Потому что столькими очами. На него взирает с неба черный.

Горе, горе, страх, петля и яма! Закрыли Тезоро, кафе мое, Тезоро мое, сокровище мое, гады, закрыли. Там был паршивый чай, никакой кофе, кислый глинтвейн и бесцветная панна котта. Но там было надышано духами и туманами - моими и моих спутников. Там был мой столик. Рядом с ним в углублении в стене был нарисован пейзаж, как казалось автору - итальянский. Это был столик на двоих.

Гумилёв Николай Степанович

Горе, страх, петля и яма [. И это не возрастная деградация, не те ещё мои годы. Но я всё больше вещей делаю с оглядкой, всё больше формул произношу, разбавляя их какими-то лишними словами и отвлекая на другие слова-сигналы. Как говорил Михаил Мишин которому я, кстати, передаю горячий привет [без этого ни одна колонка Быкова не обходится, приветов не менее трех]:

В общем, ужас, ужас, страх, петля и яма. Я не видела этот учебник, но, честно признаться, не думаю, что на тему «Жаргонизмы» там.

Прекрасно в нас влюбленное вино И добрый хлеб, что в печь для нас садится, И женщина, которою дано, Но что нам делать с розовой зарей Над холодеющими небесами, Где тишина и неземной покой, Что делать нам с бессмертными стихами? Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать - Мгновение бежит неудержимо, И мы ломаем руки, но опять Осуждены идти все мимо, мимо. Как мальчик, игры позабыв свои, Следит порой за девичьим купаньем, И, ничего не зная о любви, Все ж мучится таинственным желаньем, Как некогда в разросшихся хвощах Ревела от сознания бессилья Тварь скользкая, почуя на плечах Еще не появившиеся крылья, Так, век за веком - скоро ли, Господь?

Слоненок Моя любовь к тебе сейчас - слоненок, Родившийся в Берлине, иль Париже, И топающий ватными ступнями Не предлагай ему французских булок, Не предлагай ему кочней капустных, Он может съесть лишь дольку мандарина, Кусочек сахару или конфету. Не плачь, о нежная, что в тесной клетке Он сделается посмеяньем черни, Чтоб в нос ему пускали дым сигары Приказчики под хохот мидинеток.

Не думай, милая, что день настанет, Когда, взбесившись, разорвет он цепи И побежит по улицам, и будет, Как автобус, давить людей вопящих. Нет, пусть тебе приснится он под утро В парче и меди, в страусовых перьях, Как тот, великолепный, что когда-то Нес к трепетному Риму Ганнибала. Заблудившися трамвай Шел я по улице незнакомой И вдруг услышал вороний грай, И звоны лютни, и дальние громы, Передо мною летел трамвай.

Журнал"Юность" № 7 1989 | Часть

Антиподно-бытовое, часть 3 Ч: Я понимаю, что у вас в крыше дыра, но пока ее глазами не увидел техинспектор, официально никакой дыры не существует, а техинспектор, если повезет, будет через месяц. Как только вас начнет заливать, дело станет вопросом срочного ремонта.

Горе, горе, страх, петля и яма для того, кто на земле родился! +0–. ответить. гост• Пьяницы Царства Божия не.

Николай Гумилев Звездный ужас Это было золотою ночью, Золотою ночью, но безлунной, Он бежал, бежал через равнину, На колени падал, поднимался, Как подстреленный метался заяц, И горячие струились слезы По щекам, морщинами изрытым, По козлиной старческой бородке. А за ним его бежали дети, А за ним его бежали внуки, И в шатре из небеленой ткани Брошенная правнучка визжала. И тогда еще ползти пытался, Но его уже схватили дети, За полы придерживали внуки, И такое он им молвил слово: Страх, петля и яма Для того, кто на земле родился, Потому что столькими очами На него взирает с неба черный И его высматривает тайны.

Этой ночью я заснул, как должно, Обвернувшись шкурой, носом в землю, Снилась мне хорошая корова С выменем отвислым и раздутым, Под нее подполз я, поживиться Молоком парным, как уж, я думал, Только вдруг она меня лягнула, Я перевернулся и проснулся: Был без шкуры я и носом к небу. Хорошо еще, что мне вонючка Правый глаз поганым соком выжгла, А не то, гляди я в оба глаза, Мертвым бы остался я на месте. Страх, петля и яма Для того, кто на земле родился.

Вот старик спросил, дрожа от страха: И когда над ним склонились братья, То увидели, что он не дышит, Что лицо его темнее меди Исковеркано руками смерти. Ух, как женщины заголосили, Как заплакали, завыли дети, Старый бороденку дергал, хрипло Страшные проклятья выкликая. На ноги вскочили восемь братьев, Крепких мужей, ухватили луки. Что нам это за напасть такая?

столько это:

Почему же я пишу о таком стихотворении? В нынешние времена слово это затаскано и унижено. Но в моём понимании, чувство ужаса совсем иного происхождения. Оно сродни восхищению высокой степени. Это восхищение перед чем-то грандиозным, космическим, ослепительным, таким, что наше сознание не в силах вынести столь великого света. Таков ужас и в стихотворении Гумилёва.

Настя купила на ночь глядя кухонную машину, которая, якобы, все делает сама. Теперь она уже биты разбирается со всякими.

Не смотрел ни разу с вожделеньем. Побежали женщины и быстро Старый поднял свой топор кремневый, Думал — лучше продолбить ей темя, Прежде чем она на небо взглянет, Внучка ведь она ему, и жалко — Но другие не дали, сказали: Положили и склонили лица, Ждали, вот она умрет, и можно Будет всем пойти заснуть до солнца. Только девочка не умирала, Где стояли братья, после снова Вверх и захотела спрыгнуть с камня. Старый не пустил, спросил: Старый призадумался и молвил: Люди слушали и удивлялись:

АРСКОСЕЛЬСКАЯ

Я поставил палатку на каменном склоне, Средь встревоженных криков полуночных сов. И беспечно смотрел, как колышутся зори, Над зеленою крышей далеких лесов. С веток пели мне звонкоголосые птицы В фиолетовых перьях на белых хвостах.

Исаия rus Ужас и яма и петля для тебя, житель земли! asv Fear, and the pit, and the snare, are upon thee, O inhabitant of the earth. Исаия rus.

Страх, петля и яма После недолгих колебаний - выключила к чертовой матери кириллические сервисы. Потому как в топе частенько появляются сообщения о событиях настолько ужасных, что лучше мне об этом ничего не знать. По этой же причине я в своё время перестала смотреть телевизор - поток информации об убийствах, ужасных болезнях, несчастных случаях, терактах прекратился.

Последней каплей в этом решении стал репортаж какого-то местного канала из больницы, где в связи с необычно сильными морозами оказались огромные количества алкоголиков, которым потребовалась ампутация отмороженных конечностей. Врач спокойно рассказывал о статистике таких случаев, стоя на фоне постели в которой метался и стонал человек, чьи колени и локти заканчивались обмотанными бинтом культями. Выключила телевизор и не включала больше никогда, а проходя мимо старалась смотреть в другую сторону, ибо этот ящик обладает такого же рода притягательностью, как какое-нибудь шоу уродов.

Страшно, отвратительно - но ты почему-то продолжаешь смотреть. Что заставляет людей множить отвратительное? Зачем распространять эту заразу дальше? Почему плохие новости распространяются быстрее хороших? Почему плохое запоминается лучше, оказывает большее влияние на настроение как конкретных людей так и масс?

Антиподно-бытовое, часть 3

Одноклассники В Воронеже Сергей Борисович даже не пытался устраиваться - он не терял надежду, что жена вытащит его через кого-то из крупных генералов, впоследствии в м году погибших. Он снял койку в одной комнате со славным рабочим парнем Трошей, а ел и пил у нас. Для нас это был сравнительно благополучный период с переводом, театром и радио, и нам ничего не стоило прокормить бедного мальчишку.

На мгновенье меня охватывал невыразимый страх, что они посмотрят вниз и И: Горе! Горе! Страх, петля и яма Для того, кто на земле родился.

Как в этом мире дышится легко! Скажите мне, кто жизнью не доволен, Скажите, кто вздыхает глубоко, Я каждого счастливым сделать волен. Пусть он придет, я расскажу ему Про девушку с зелеными глазами, Про голубую утреннюю тьму, Пусть он придет! Я должен рассказать, Я должен рассказать опять и снова, Как сладко жить, как сладко побеждать Моря и девушек, врагов и слово. А если все-таки он не поймет, Мою прекрасную не примет веру И будет жаловаться в свой черед На мировую скорбь, на боль - к барьеру!

Гумилев Николай Степанович Гумилев родился в году в Кронштадте в семье корабельного врача. В году он окончил Николаевскую Царскосельскую гимназию.

Квест"КГБ. Миссия Петля времени"

Жизнь вне страха не просто возможна, а полностью доступна! Узнай как победить страх, кликни тут!